Автор: Майкл Бом Фото:Проект Викимедиа

На прошлой неделе американский истребитель сбил сирийский военный самолёт над Сирией недалеко от города Ракка. Подобный инцидент, когда американские ВВС сбивали чей-либо вражеский самолёт, произошёл первый раз за последние 18 лет — со времён косовского конфликта.

Согласно заявлению Пентагона, американское военное руководство несколько раз предупреждало сирийского лётчика, когда он уже летел над зоной ответственности американской коалиции возле города Ракка, где курды и другие союзники США давно воюют против ИГИЛа. После этого сирийский лётчик всё равно начал наносить авиаудары по коалиционным войскам в этой зоне.

Кроме прямых предупреждений сирийскому лётчику, американцы также вышли на российское военное руководство в рамках совместного меморандума РФ-США по предотвращению воздушных столкновений над Сирией.

Как утверждает Пентагон, американское военное руководство использовало установленную меморандумом “горячую линию” как дополнительную меру, чтобы убедить сирийского летчика убраться из коалиционной зоны и прекратить авиаудары по союзникам США.

Однако все предупреждения были проигнорированы лётчиком, в результате чего его самолёт был сбит.

Российские власти, сильно возмутившись этим, решили выйти из этого меморандума. За последние два месяца такой неадекватный “демарш” был осуществлён российской стороной уже второй раз. На мой взгляд, это решение является большой ошибкой российских властей, которые вполне могут действовать себе во вред — и вовсе не только себе.

Тот меморандум является единственным реальным двусторонним механизмом для того, чтобы избежать столкновений между российскими и американскими самолётами в тесном воздушном пространстве над Сирией. Этот механизм безопасности был крайне важен, чтобы не было прямого военного конфликта в Сирии между авиацией США и РФ.

Столь безрассудное решение выйти из меморандума в чём-то похоже на тот трагический случай, когда руководители российских угольных шахт отключили датчики метана, обмотав их мокрыми тряпками (когда концентрация метана в воздухе превышает норму безопасности, датчик реагирует и не разрешает шахтерам спускаться в шахту). В результате вмешательства в работу датчика при превышении уровня концентрации метана, почти все шахтеры, которым “удалось” спуститься в шахты перед тем, как прогремели взрывы, погибли.

Мало того, что после выхода России из меморандума резко повышается риск воздушных столкновений с американскими самолётами над Сирией. Российские власти ещё и специально выступили с громкой угрозой, что, дескать, Россия теперь будет считать “воздушной целью” — по сути дела “возможностью сбить” — любой американский самолёт, если он окажется над западной частью (от реки Евфрат) Сирии.

Напрашивается вопрос: какая страна специально идёт на обострение, нагнетая обстановку в Сирии — и в российско-американских отношениях в целом — накануне встречи Трампа-Путина на G-20 через две недели?

Понятное дело, что глубокое сотрудничество между Вашингтоном и Москвой в сирийском конфликте фактически невозможно, потому что у России и у США слишком противоречивые и противоположные мотивы и задачи в Сирии. Но вместе с тем, обеим сторонам необходимо сделать всё, чтобы минимизировать опасность военных столкновений между российскими и американскими войсками в Сирии.

Это особенно важно, учитывая непредсказуемые законы “военной спирали”, согласно которым любой локальный и относительно маленький военный конфликт может легко перерасти в более серьезную, широкомасштабную войну. А если речь идет о серьезном военном конфликте между двумя самыми крупными в мире ядерными державами, мало никому не покажется.

Так что, если России и США уж совсем не суждено работать вместе в Сирии, то им надо хотя бы свести к минимуму опасность военного конфликта между ними в этой стране. И лучше начать с восстановления двустороннего меморандума о предотвращении воздушных столкновений.

Это надо сделать как можно быстрее, потому что сейчас уж слишком сильно пахнет “метаном” в этой взрывоопасной сирийской “шахте”, где американские и российские лётчики летают на все более и более близком расстоянии друг от друга.

А российский выход из меморандума о предотвращении воздушных столкновений — это все равно что мокрыми тряпками обмотать датчик метана в угольной шахте.

Источник: «Эхо Москвы»

По материалам 9го канала